Загрузка...

Старший пастор

история жизни

Рустам Фатуллаев

Старший пастор церкви ХВЕУ «Скиния»

• родился 4 февраля 1972 года в г. Киев (Украина);
• покаялся в 1997 г. в церкви ХВЕУ по ул. Карьерная,44;
• с 2004 г. – рукоположенный евангелист церквей ХВЕУ;
• с 2006 г. – руководитель отдела социального служения ХВЕУ и служения «МаханаиМ»;
• с января 2010 г. – старший пастор церкви «Скиния»
• с декабря 2010 г. – президент Ассоциации христианских ребцентров Украины
• с января 2017 г. – Глава Рады (Совета) по вопросам душпастырской опеки при Министерстве обороны Украины

Новое начало…

 

Свидетельство о жизни Рустама Фатуллаева сегодня можно найти на многих  христианских сайтах. Он рано остался без отца и большую часть времени  проводил на улице, где столкнулся с ее жестокими законами. Унижение со  стороны тех, кто был старше и сильнее, и другие пережитые потрясения  сформировали жизненную позицию мальчика: нужно быть сильным и никому ни в  чем не уступать! Ожесточившись на весь мир, успешно занимаясь спортом, уже в  молодые годы Рустам приобрел авторитет в криминальном мире.

В детстве он искал правды и справедливости, но со временем сам же стал их  попирать. Такая жизнь «по принципу силы» привела к тому, что в 25 лет он был  наркоманом и уже стоял на краю пропасти, в шаге от смерти. Именно тогда в его  жизнь пришел Господь, Который подарил спасение и новую жизнь.

– Вырос я в Азербайджане, в Баку. После смерти отца (мне тогда было 13) уже твердо постиг, что нужно уметь постоять за себя. Помню, как в одной из дворовых драк старшие ребята пытались поставить меня на колени. По нашим понятиям, это было бы сильным унижением, а когда не получилось, сильно избили. С тех пор зарекся, что никогда ни перед кем на колени не встану,  —  рассказывает Рустам.

Подростком Рустам начал серьезно заниматься каратэ. Позже, когда переехал учиться в Киев, был в сборной Украины. Вместе со спортивными успехами пришло понимание: для того, чтобы иметь положение и уважение в обществе, хорошо драться недостаточно. Он сильно захотел разбогатеть.

Рядом оказались люди, которые хотели того же, – продолжает Фатуллаев. – Спортсмены, бывшие заключенные. Мы организовывались в группы, находили тех, кто полу- криминальным образом зарабатывал деньги, и с помощью силы и оружия предлагали «поделиться». Это был период зарождения рэкета. Я думал, что тысяча долларов сделает меня уверенным в себе человеком, но достаточно скоро понял, как ошибался… Это был обман. В ту пору у меня были сотни тысяч долларов наличными. Они лежали дома в коробках из-под туфель, и я не знал, что с ними делать. У меня уже было все, что только могли дать деньги. Но ожидаемого счастья они так и не дали.

– Пустота внутри. На вершине вседозволенности она росла и становилась невыносимой. Однажды ночью Рустам долго не мог уснуть. Он думал о жизни. О том, кем является на самом деле. Вокруг было одно зло. Он видел, как люди предавали свои семьи ради денег, оставляли в залог родных, а сами убегали. Ни в них, ни в нем самом не было того, что он искал: доброты, искренности, любви… Неужели это все, что нам предстоит? Если жизнь дана для того, чтобы все время достигать каких-то миражей, то какая разница, когда она закончится, через 50 лет или сейчас? Какой в ней смысл?

Эти размышления были настолько тягостны, что Рустам решил покончить с собой. И вдруг вспомнил, что где-то должен быть Бог. В пустой комнате он встал на колени и начал громко взывать к Тому, Кого еще не знал. И был услышан.

– Кто-то скажет, смотри как он круто жил! И я так смогу… Не обманывайся, человек, Бог поругаем не бывает! Невозможно построить свое счастье на несчастье других людей, – с уверенностью говорит сегодня Рустам. – Пришло время собирать «урожай». Вместе с богатством в жизни появились наркотики. А зимой 97- го года на меня вышли работники СБУ. При задержании получил серьезную травму позвоночника, гематома почки составляла 80%. От меня требовали показаний, но я молчал, думая, что меня хотят поставить на колени… Через некоторое время Рустам вышел на свободу. Он уже не был тем крутым парнем, которому многие завидовали, на которого равнялись.

– У меня больше не было желания к чему-то стремиться. В свои 25 лет я понимал, что уже все – конец. И никто: ни родные, ни врачи не в силах помочь.

Я колол себе огромные дозы наркотиков. Проколол все вены, на шее, на руках… Температура тела меньше 39-ти не опускалась. Не спал ночами, а когда приходил рассвет, задавал Богу (еще не зная Его) вопрос: зачем ты дал мне еще один день? Я ненавижу свою жизнь, больше не хочу…

– Однажды мама, которая к тому времени уже ходила в евангельскую церковь, привела к нам домой верующих людей. Они говорили о каком-то спасении, а я даже не пытался услышать, потому что уже поставил крест на своей жизни. Но что-то в их словах произвело впечатление. Они показались искренними. Когда эти люди уходили, я позвал маму и сказал: дай им денег. Видишь, молились за упокой моей души, надо заплатить. А она: «Они денег не берут!» Говорю: мама, я знаю людей – деньги все берут… Верующие – не взяли, и это меня поразило. После той молитвы Рустаму стало лучше. Он начал подниматься с постели и согласился на предложение мамы пойти в церковь.

– Поначалу люди в собрании показались мне очень странными, – вспоминает Рустам. – Но в них я увидел то, чего не мог найти ни в деньгах, ни в силе, ни в авторитете, ни в развлечениях. Это была искра жизни в глазах. Откуда? Где они это взяли?.. Потом я вспомнил, что и у меня она была. Очень давно, в раннем детстве, когда, просыпаясь утром, я радовался и верил, что в жизни все будет хорошо. Вот бы снова стать как ребенок!

Эта мысль пришла к Рустаму во время одного из следующих посещений церкви. Вслед за ней пришла другая – тебе никогда не стать таким, как эти люди, ты никогда не изменишься, потому что привык жить по-другому.

– Тогда я решил, что больше сюда не приеду. Но благодарю Господа моего Иисуса Христа, что именно в тот день он коснулся моего сердца, и я покаялся в своих грехах, решив начать жизнь с чистого листа. Теперь мне было все равно, что скажут люди. Я познал Бога как личность, и Он протянул мне руку спасения.

С тех пор Рустам Фатуллаев перестал колоться, Бог полностью исцелил его и вложил в сердце огромное желание помогать в поисках выхода таким же несчастным, каким был раньше сам. Сегодня Рустам – любящий муж и отец троих детей.  Является старшим пастором церкви «Скиния» (г. Киев).

«Сын уверял всех, что он мусульманин»

Евгения Фатуллаева (мать Рустама)

– Рано оставшись без мужа, я много работала, чтобы прокормить сыновей,– вспоминает Евгения Ивановна. – У меня их трое. Эльдар после школы поступил в институт в Питере и там остался, Рустам учился в Киевском политехническом институте, к нему в Киев мы переехали с младшим сыном Эмилем в 1992-м, когда в Баку началась война. Поначалу я даже не представляла, чем занимается Рустам, что он на игле. Только спрашивала: «Сын, что случилось с твоими глазами?..» На мое счастье, по телевизору показали передачу о наркоманах, как они ведут себя, как выглядят. У меня внутри словно что-то оборвалось. Но теперь я, по крайней мере, знала правду. После этого бросилась спасать сына. Перепробовала всевозможные средства. И, наконец, обратилась в последнюю инстанцию — к Богу. Начала посещать собрания христиан веры евангельской на ул. Карьерной, 44. Библию читала ночи напролет и горячо молилась. Скажу, что только мать, которая пережила что-то подобное, сможет понять то мое горе. Мне самой приходилось колоть ему наркотик, чтобы не потерять сына на глазах… Когда братья из церкви приехали к нам домой, он как раз нашел вену и укололся. Во время разговора Рустам заявил, что тоже верующий — мусульманин. Он пытался спрятаться за свою религиозность и потом, когда мы начали ходить в собрание. На одном из служений проповедовал брат Персли. Он рассказал о мусульманах, которые уверовали в Иисуса Христа, и за это их жестоко преследовали, убивали. После служения Рустам встал, подошел к проповеднику и сказал: «Я мусульманин и хочу покаяться». Все за него молились с большой радостью. Позже, по свидетельству Рустама, покаялся и старший сын Эльдар, и еще десятки, сотни бывших наркоманов и алкоголиков.

Проповеди старшего пастора